Швырев Александр Васильевич

Вкус победы

Прежде чем начать рассказ об одном интересном человеке, давайте поразмыслим о значении слова «хобби», потому что иноземное слово, к сожалению, вытеснило русское слово «страсть». Сейчас все, к чему человек проявляет интерес, определяют как «хобби».
Вдумайтесь, какое из них более емкое, глубокое, на какое откликается наша душа? В словаре слово «хобби» поясняется, как «увлечение, любимое занятие для себя, на досуге». Но хобби не главное в жизни человека, а лишь дополнение к главному делу. Оно скрашивает досуг и может меняться в течение жизни. Несомненно, вы вспом-
ните кого-то из друзей, знакомых, которые увлекались то одним, то другим. А вот страсть!… Читаем в словаре:»… это сильно выраженное чувство, крайнее увлечение». Страсть — это значит, что человек к чему-то прикипел всей душой, это что-то стало главным и скорее всего единственным в жизни. Увлечение, перешедшее в страсть, может даже определить жизнь человека, помочь в выборе профессии.
Знала одного паренька. Он увлекся коллекционированием марок.
Сначала собирал все подряд. Потом интерес сузился: стал собирать марки только о судах как плавательных средствах, морских, речных.
На классных часах «Твое любимое занятие на досуге» он не раз рассказывал о казацких «чайках», морских ладьях, карбасах, кочах, стругах, галерах, фрегатах и корветах, клиперах и бригантинах, крейсерах и линкорах, вплоть до атомоходов. Признаюсь, я даже не предполагала такого разнообразия плавсредств. Оказывается, есть суда технического и бытового снабжения, транспортные, гидрографические, аварийно-спасательные, плавбазы, мастерские и т.д.
Бережно вынимая пинцетом из альбома ту или иную марку, он рассказывал не только о древних и современных судах, о военном и гражданском флоте, но и об исторических событиях, в которых были задействованы эти суда, о выдающихся изобретателях и флотоводцах.
Видно было, как с годами интересы паренька становятся глубже и объемнее. Все это определило его будущую профессию, он стал корабелом.
Интересно сложилась жизнь и у народного артиста СССР, создателя и руководителя известного во всем мире Государственного ордена Красного Знамени Центрального театра кукол Сергея Образцова.
Дело, которому он посвятил почти всю жизнь, вначале вовсе не было основным. Так, детская забава.
Когда ему было пять-шесть лет, мама подарила куклу, которая называлась Би-Ба-Бо. «Собственно, куклы-то и не было, — вспоминает Образцов. — Трехпалая перчатка, похожая на маленький халатик, который можно надеть на большой, указательный и средний пальцы руки…
и керамическая головка, которая натыкалась на указательный палец.
Смешная головка с красной шапочкой, вытаращенными глазами и длинным ртом…»
Став взрослым, Образцов стал артистом и был принят в Музыкальную студию Художественного театра. «Би-Ба-Бо вроде бы здесь места не было. Но только, по-видимому, так уж устроен человек, что все, что в детстве аукнулось в его сердце, непременно потом откликнется», — считал великий актер. Кукольную самодеятельность, с которой, высту-
пал на сборных концертах, он вовсе не считал профессией. Основной была профессия актера театра эстрады. А куклы — параллельная. «И вдруг эта параллельная, — продолжает рассказ Образцов, — стала основной и сперва отодвинула, а потом и вовсе перечеркнула актера театра». А случилось вот что. Весной 1931 г. ему позвонили и предложили создать кукольный театр, «…этот телефонный звонок возвестил фактически начало моей новой творческой жизни».
Однако чаще бывает, когда профессия далека от предмета страсти. Человек выполняет иную повседневную работу, а уж в свободное время полностью отдается своему пристрастию. Оно для него как бесценный дар, о котором он никогда не забывает. Потому что это уже для души. Выдалась свободная минутка и все — с головой в любимое дело.
Так и проходит она, эта страсть, красной нитью через всю жизнь.
В связи с этим вспомнился еще один рассказ Сергея Образцова о его учителе французского языка, «весьма скучном человеке в своем основном деле». «Никто из его класса французским так и не заразился. Но у Николая Федоровича Золотницкого была личная страсть. Аквариумные рыбы. До сих пор два тома его «Аквариума-любителя» — настольная книга всех советских аквариумистов. И для нас, ребят, было два Золотницких. У одного был скучный нос и учил, он французскому языку, а у другого горящие глаза, и вызывал он в нас зависть и восхищение своими рассказами о рыбах. Среди моих сверстников и товарищей по реальному училищу, теперь уже давно седых и лысых, есть биологи и ихтиологи. Заразились они страстью не на уроках по естествознанию, а после уроков французского языка».
Вот она, сила увлечения!
Такая же сильная страсть и у Александра Васильевича Швырева, о котором я хочу рассказать.
По профессии он пожарник. Окончил военное училище и до пенсии двадцать лет служил в войсках МВД. А страстью его было моделирование.
Это понимаешь, когда приходишь в дом Швырева. В одной комнате до самого потолка на стеллажах коробки, коробки, коробки с моделями. В другой — модели на виду. Невольно вспомнила таблички в музеях «Руками не строгать». Но так хочется дотронуться до миниатюрных изделий, потому что у самолетов пропеллеры и шасси крутятся, у танков башенки со стволами вращаются. А тут еще пушечка старинная с ядрами-горошинами.
— Осторожно! Стреляет, как настоящая, — улыбается Александр Васильевич. — Это модель пушки Отечественной войны 1812 года. Ядро пробивает книжку средней толщины. Наша неожиданная экскурсия продолжается.
— Вот пулемет «Максим». Это автоматы-пулеметы. А это модель подводной лодки 40-х годов прошлого века. Поставь на нее сейчас двигатель — и она покажет неплохие результаты.
Страсть к моделированию военной техники у Александра Васильевича, кажется, не имеет пределов.
— У меня собраны практически все типы самолетов отечественных, Англии, Франции, Германии, США периода Великой Отечественной войны. Сейчас их около 200. А еще танки, артиллерия. Вот модель немецкого танка. Таких было выпущено в гитлеровской Германии всего семь единиц. Есть модель нашего легкого танка довоенного выпуска.
И был этот танк в единственном экземпляре.
Сейчас моя коллекция пополняется копиями самолетов современных и старинных типа «Можайского», современными танками, БМВ, вездеходами…
Настоящий коллекционер, — продолжает просвещать меня мой удивительный экскурсовод, — не удовлетворяется купленными сборными моделями. Ему нужны еще фотографии, чертежи. Он должен знать истории выпуска и применения данной техники, т.е. военную историю.
Нередко приходится моделировать, делать самому какие-то детали.
Одним словом, работают не только руки, но и голова.
Перехожу от одних экспонатов к другим и не перестаю восхищаться. Все это копии оригиналов, уменьшенные в тридцать пять — семьдесят пять раз.
Мои эмоции вылились в одно протяжное:« Вот это да-а!»Представила восторг мальчишек, если бы им посчастливилось попасть сюда. Впрочем, почему только мальчишек? Всем бы здесь было очень интересно.
— Вот бы постоянную экспозиции открыть в нашем городе, — мелькнула мысль. Вряд ли в провинции еще есть такие.
— А с чего и когда началось ваше увлечение моделированием?
Ведь это, как я понимаю, длится не год и даже не один десяток лет.
Верно?
— Пожалуй, да, потому что началось это еще в детстве.
Жили мы на окраине города Новокузнецка. За домом под высоким обрывом протекала небольшая речка. Летом она пересыхала, и тогда обнажались удивительные береговые пласты. Это как будто глина, но особенная какая-то, вроде пластилина, не высыхала, не крошилась.
Была она самых разных цветов, как будто на обрыве радуга повисла.
Вот мы и лепили из нее человечков, лошадок, паровозики — насколько у кого хватало фантазии.
Товарищи мои, повзрослев, отошли от мальчишеских забав, а я «заболел» моделированием на всю жизнь. Стал ходить в технический клуб, работал по серьезным технологиям. Время не остудило мою страсть. Мне хотелось стать профессионалом.
Рождение спортсмена шло долго и требовало большого труда.
Окончательно определилась и специализация: военная техника.
Сначала это были модели из пенопласта, потом я перешел на дерево: кедр, липу. Потом стал работать с металлом. Все детали у моих моделей работающие.
— Вы участвуете в соревнованиях с самолетами?
— Не-ет! Мои любимцы — морские суда.
— Откуда бы это? У вас, вроде бы, в Новокузнецке нет моря.
— Удивительное всегда рядом. Случилось это на уроке литературы.
Учительница прочитала стихотворение Лермонтова «Белеет парус одинокий». Я сидел как зачарованный. Парус этот видел потом во сне и наяву… И так мне захотелось сделать его! Тогда-то я и записался в судомодельный кружок. А было это в пятом классе. С тех пор с кораблями не расстаюсь. С радиоуправляемой моделью пограничного сто-
рожевого корабля вышел на соревнования высокого уровня. Хотя, честно признаюсь, вначале занимал последние места. Подводила аппаратура. Но я не сдавался. Сменил радиоаппаратуру, двигатель, аккумуляторы, да и опыта поднакопил. Брал жену, сына — да, уже и семья была! — и на водоем. Долго бился. И вот первые успехи. В 1984 году впервые занял I место на чемпионате Кузбасса, потом I место на зональных соревнованиях. Наконец, вышел на чемпионат России. Конкуренция очень сильная. Но фортуна была ко мне благосклонна: лопал на чемпионат мира, который проходил в Чехословакии. Там соревновались тридцать два спортсмена. Я занял седьмое место. Это очень обнадежило меня и вдохновило.
Опять усовершенствование модели, бесконечные тренировки…
И вот пришли первые большие победы.
Александр Васильевич подвел меня к наградам. Они занимают целый простенок. Медали, кубки, дипломы. Медали большие, массивные. Четыре золотых, семь серебряных, шесть бронзовых за призовые места на Европейских и Российских чемпионатах.
— А что это за маленькая медаль? — полюбопытствовала я.
— Это особая награда. Медаль трижды Героя Советского Союза летчика Покрышкина. Она единственная в Краснодарском крае. Получил я ее в Москве в 2003 году на расширенном заседании Федерации судомодельного спорта за высокие спортивные достижения. Тогда же мне было присвоено звание мастера спорта международного
класса, и я как спортсмен был занесен в интернет.
— В Российских, Европейских чемпионатах вы участвуете. А в мировых, кроме того, в Чехии?
— Ни разу, хотя в Российскую команду включали все время. Должен был выступать во Франции, в Чехии (там хорошая спортивная база), у нас проходил мировой чемпионат в 2008 году.
— Так в чем же дело?
— В самом банальном: в деньгах. Ни РОСТО (Российско-оборонноспортивно-техническое общество), ни краевая, ни районная администрация на эти поездки не выделили ни рубля.
В комнате повисла тишина. Огорчение тенью легло на лицо Александра Васильевича. Я поняла, что коснулась больного места.
Стараясь отвлечь его от невеселых мыслей, взяла альбом с фотографиями.
— Так вот ваш красавец? — невольно вырвалось у меня при виде действительно прекрасной модели.
— Это пограничный сторожевой корабль. База таких кораблей у нас в Новороссийске. Делал эту модель по заводским чертежам. По масштабу ему нет подобных в мире. Да что же мы на фотографии смотрим! Вот же мой красавец!
И Александр Васильевич подвел меня к своему любимцу. Я опять ахнула. Трудно неискушенному человеку представить, что это копия морского судна, уменьшенная в сорок раз, что все в ней воспроизведено в точности до малейших деталей и выполнено руками одного человека. Якорь на цепи, рында (судовой колокол), как настоящая,
выточена из латуни и отбивает склянки, крохотные иллюминаторы открываются, в разные стороны поворачиваются кормовая и носовая пушки… Пять лет кропотливейшего труда ушло на эту модель.!
Между прочим, при проведении соревнований сначала проводится стендовая оценка модели по таким разделам, как общее впечатление от модели, т.е. сравнение моделей данного класса между собой; объем работы и затраченное время на ее изготовление; сложность изготовления всей модели и отдельный деталей; соблюдение масштаба главных размерений, надстроек и деталей; наличие деталей и оборудования, положенных для данного типа корабля; качество отделки модели (соответствие ее окраски по сравнению с прототипом корабля) и качество отделки поверхностей.
По всем этим пунктам выставляются баллы и затем приплюсовываются к баллам ходовых соревнований.
Беру фото, где Александр Васильевич стоит на пьедестале с золотой медалью.
— На каком чемпионате вы ее получили? Что чувствовали в эту минуту?
— Это Европейский чемпионат. А что чувствовал?.. Усталую радость.
Можно так сказать? Столько волнений, нервов… А еще билась мысль: добился все-таки своего! Правда, тут же ложка дегтя. Дело в том, что личные результаты высокие, а вот командные… Больше десяти лет на Российские и международные соревнования от Краснодарского края я езжу один. А нужна команда не менее пяти-шести человек. Поэтому в командном зачете наш край на последнем месте. А ведь раньше краевая команда по судомодельному спорту была в числе сильнейших.
Опять меняю ход мыслей.
— Представляю, как загорелись бы глаза мальчишек при виде ваших сокровищ. Вон их сколько у вас. Настоящий клад. Показать бы да рассказать… Уверена, от посетителей не было бы отбоя.
— Мечты, мечты…, — вздохнул Александр Васильевич. — Но надежды не теряю.
— Последние годы в каких соревнованиях участвовали? Что запомнилось?
— Пожалуй, 2007 год. Сначала был чемпионат России. Проходил он в середине июля в Петербурге на Ольгинских прудах. Участвовало в соревнованиях по судомодельному спорту 120 спортсменов. А в конце июля — начале августа там же состоялся шестой чемпионат мира.
На торжественном открытии мирового чемпионата во Дворце спорта присутствовала администрация Северной столицы, выступил с речью боксер Николай Валуев, было много спортсменов и болельщиков.
В день начала соревнований на флагштоках развевались флаги десяти стран мира: России, Белоруссии, Украины, Польши, Чехии, Франции, Германии, Китая, Казахстана, Словении. Особенно представительной была наша команда. Всех участников было около 300.
Представлены суда разных классов. Парусные: яхты, боты, катамараны, шлюпы, корветы. Военные с электрическим двигателем: крейсера, фрегаты, противолодочные корабли, торпедные катера, суда береговой охраны. У меня корабль морской пограничной службы класса Ф-2Б. Масштаб — 1:40.
Перед соревнованиями прошла общая жеребьевка независимо от типа судов. В Российском чемпионате у меня был 1-й номер, в мировом — 4-й.
По условиям соревнований состязание должно проходить на спокойной воде, поверхность водоема должна быть гладкой. А тут накануне дано штормовое предупреждение. Утром погода не улучшилась: то дождь, то шквалистый ветер, несущий с пляжа тучи песка. Порывы ветра порой такие сильные, что у одной яхты сломало мачту, у другого спортсмена перевернулся катамаран. Но соревнования отменить нельзя.
Условия соревнований были неравными. При выступлении одних спортсменов хлестал дождь, налетал ветер. При выступлении других наступал полный штиль, и результаты у них, естественно, были лучше.
— Скажите, какая задача ставится перед спортсменом в вашем виде спорта?
— За семь минут пройти по периметру треугольника шесть ворот.
Ворота обозначены буями, и проводить судно надо по замысловатому рисунку — петлеобразно. Самые сложные первые и пятые ворота. Учитывается правильность курса, попадание в ворота без касания буев (за касание снимаются баллы). Модель не должна нигде останавливаться, не давать задний ход до момента, определенного правилами;
нельзя дважды входить в одни и те же ворота. Вся дистанция оценивается в 100 баллов.
— А каков сам процесс соревнования? — допытываюсь я.
— У края водоема, где проводится соревнование, находится небольшой мостик. Я ставлю на него модель и докладываю судье: «Спортсмен России Швырев прибыл на старт.»
Судья: « Ваше подготовительное время пошло.»
На подготовку дается две минуты, за которые я должен поставить модель на воду, проверить управляемость судна и направить его малым ходом к первым воротам. Докладываю: «Спортсмен к старту готов».
Судья переключает время на ноль. Модель пошла. И вот тут все, окружающее тебя, отключается: ничего не видишь, ничего не слышишь, ничего не чувствуешь. Только модель и ворота. Напряжение предельное. Дистанцию прошел, сделал швартовку, докладываю: «Спортсмен Швырев соревнования закончил. Благодарю за внимание».
Спортсмену дается три попытки, из них выбираются две лучшие, суммируются.
Мне не повезло: дана команда «На старт», а тут шквал. И все же в российском чемпионате я набрал 97 баллов и занял второе место, награжден серебряной медалью. А вот на мировом — 94 балла и в результате 6-е место. Обидно, конечно, что погода помешала.
— Но вы ведь в десятке сильнейших, и еще одна ступенька вверх.
На первом чемпионате — 7-е место, теперь — 6-е. Так что стимул есть.
— Конечно! А я и не собираясь сдаваться. Через два года – таков интервал чемпионатов мира — вновь буду участвовать… Если профинансируют.
— А что-то яркое, запоминающееся было на тех соревнованиях?
— Да! Выступление французов. Они показали настоящее морское сражение. У них одновременно участвовало двадцать пять судов. Гражданские суда шли в сопровождении военного конвоя. Неожиданно на них
напали подводные лодки, выпустили торпеды. Взрывы, огонь, столбы дыма! Суда тонут. Конвой отбивает атаку. Подлодки тоже несут потери.
Представление с соблюдением норм соревнования шло 15 минут.
В итоге французская команда заняла III место…
В 2008 году был на Российских соревнованиях. Результат — серебро. На Европейских не был: не финансировали. В 2009 году Российский чемпионат будет в Смоленске, а мировой — в Германии. Как у меня все сложится, пока не знаю.
— Вы мастер международного класса. А кому передаете свое мастерство?
-Детям. Работаю в судомодельном кружке районной станции юных техников. К сожалению, состав кружка непостоянный. Дети есть дети.
Им хочется результатов побыстрее. Не получается — ушел. А в этом деле нужны увлеченность, терпение, не один год занятий. Да и материальная база играет далеко не последнюю роль. Порой же бывает, нет самого необходимого: пенопласта, стеклоткани, фанеры, краски.
— Но надеяться на лучшее стоит, не так ли?
— Конечно. Ведь сколько у нас толковых ребят! Они должны быть нашей сменой и непременно возродить былую славу края.
Слушаю Александра Васильевича и думаю: сам фанат моделирования, он и ребят ведет через тернии к победам. Возможно, кто-то из его воспитанников повторит путь своего наставника, будет также упорно
штурмовать спортивные вершины, познает усталую, но такую долгожданную радость победы.
И еще подумала: дело ведь не только в чисто спортивных победах.
Важна победа над самим собой, особенно когда подходишь к определенному возрастному барьеру. Человеку, всегда жившему активно, востребованному, резко тормозить нельзя. Пенсия — и обрыв. Ведь
человек еще не один месяц и даже год движется по инерции. Вот тут-то и помогает чувствовать неиссякаемую полноту жизни любимое дело — увлечение, страсть. Тогда не нужно тратить время и силы на поиски смысла жизни в новой обстановке. Путь его продолжается, а значит, продолжаются взлеты и победы, которые нужны творческому человеку всегда.
И значит — жизнь продолжается.

Комментирование запрещено